2018.02.02. В ФОКУСЕ — ВРЕМЯ И КАЧЕСТВО. Интервью с генеральным директором "Силовые машины"

ТРУДНОСТИ И ПОБЕДЫ

— Юрий Кириллович, ваша компания ис­ полняет одновременно несколько больших и несерийных проектов. Но ведь именно в них редко обходится без трудностей. Как сейчас такой гигант, как «Силовые маши­ ны», реагирует на ужесточение требований со стороны клиентов и заказчиков?

— В первую очередь мы фокусируемся на исполнении проектов точно в срок. Для этого сейчас предпринят ряд шагов, которые позволяют нам контролировать качество выпу- скаемой продукции наразных этапах, а также решать вопросы еще до момента их возникновения непосредственно на производстве.

Например, для устранения узких мест в инжиниринге мы реализуем проект «Развитие инжиниринга»: одно из обязательных требований этой системы — когда в начале проекта ставится задача, первоначально должен быть выполнен обзор всего накопленного опыта: конструктивных, эксплуатационных решений, прототипов наших и мировых.

Эта работа соответствующим образом оформляется, документ подписы- вает главный конструктор, утверждается генеральным конструктором. При необходи- мости, он рассматривается с привлечением представителей заказчика.

Замечания и пожелания со стороны эксплуатации должны собираться и учитываться при выполнении этого этапа работы. Также важно обеспечить полную, информа- тивную обратную связь на этапе пуско-на- ладки, шеф-монтажа — причем информация должна быть объективной и вызывать грамот- ные, адекватные действия.

— Хорошо, а как складывается диалог с за­ казчиком в некомфортных ситуациях?

Необходимость меняться в зависимости от ситуации, реагировать на вызовы времени и не терять при этом в качестве — задача амби- циозная и далеко не самая простая. О том, как ее решают в «Силовых машинах», а также о текущих и перспективных проектах компании рассказал генеральный директор Юрий Петреня — Конструктивное взаимодействие — единственный продуктивный вариант. У нас ведь все общее — и победы, и трудности. Именно такое отношение к общей работе по созданию и развитию российских технологий долж- но культивироваться.

Например, когда возникла проблема со статором генератора одной из АЭС, мы немедленно провели технический совет с участием представителей заказчика. Задача специалистов поставщика и заказчика — объек- тивно дать инженерное заключение по всем вопросам, высказать инженерные замеча- ния и обосновать корректирующие действия. На мой взгляд, работа прошла чрезвычайно продуктивно. Последующий успешный выход из сложной ситуации в значительной степени оказался возможен благодаря конструктивному сотрудничеству со стороны заказчика.

Мы со своей стороны, кроме наших специали- стов, привлекли ведущих ученых в области электромашиностроения. Есть другие примеры путей решения про- блем.

Например, мы регулярно стали про- водить обсуждения проблемных мест в реализации проектов с участием Председателя Совета директоров Алексея Александровича Мордашова, руководителей направлений и специалистов — от сварщиков до конструкторов. По результатам внедряем комплекс мер.

Примеров могу привести несколько: так, у нас есть потребность привлечь к выполнению сложных операций сварщиков высокой квалификации. Следовательно, мы внедряем программу повышения квалифи- кации, которая предусматривает адресную переаттестацию, дополнительное обучение. Эти мероприятия будут проводиться на учебно-аттестационном участке сварки, открытом в компании в сентябре.

Или другой пример. Компанией реализуется комплекс мероприятий по профилактике проблем в обмотке статоров, которая, по статистике, является зоной наибольшего риска при производстве турбогенераторов. Работа не завершена — продолжаются меро приятия, направленные на совершенствование качества проектирования. По итогам об- суждения определены мероприятия, которые носят точечный характер и затрагивают конкретные заказы.

— Вы сказали об атомных проектах. Сей­час атомная энергетика занимает зна­ чительный объем в портфеле заказов «Силовых машин». Как вы оценивае­ те потенциал компании относительно до­ рожной карты строительства российских энергоблоков?

— Во всем мире только несколько компаний могут разработать собственный проект, изго- товить и запустить в эксплуатацию мощные турбины для АЭС. «Силовые машины» входят в их число, что определяет важное место рос- сийского атомного энергомашиностроения в мире.

По конструкторско-технологическому потенциалу это одна из глобальных энергома-шиностроительных компаний, о чем, к сожалению, у нас не всегда помнят.

Очевидно, что сокращению сроков проектирования и изготовления способствует серийность оборудо- вания для проекта «АЭС-2006», а в дальней- шем для проекта «ВВЭР-ТОИ».

— Видны ли узкие места в серийном про­ изводстве энергетического оборудования?

— Компания заблаговременно сделала большие инвестиции, построен новый производственный комплекс с самым современным оборудованием, там реализована технология сварных роторов. В наши цеха и про- изводственное оборудование уже заложен резерв для роста. Большой объем средств направляется на научные исследования для по- вышения технического уровня, сокращения сроков проектирования и изготовления, снижения себестоимости.

— Сегодня особое внимание уделяется со­ зданию головного образца тихоходной тур­ бины для Курской АЭС-2. Как продвигает­ ся эта работа?

— Проект движется нормально. Мы работаем в тесном взаимодействии с заказчиком, и нет сомнений, что обязательства будут выполнены в срок и в рамках бюджета — ведь если мы можем сделать быстроходный агрегат на1200 МВт, то создать тихоходный блок — очевидно посильная задача.

ПЕРСПЕКТИВЫ И ВЫЗОВЫ

— Следует ли понимать, что дальнейшая судьба технологий определится ростом мощности энергоблоков?

— Здесь есть ряд вопросов как экономиче- ского, так и технического характера. В определенный период главным критерием инвестиционной оценки АЭС стали капитальные затраты на единицу мощности. Снизить этот показатель можно за счет роста единичной мощности. Именно поэтому от турбин 500 МВт мы последовательно добрались до 1000 МВт, забрались в 1200–1300. Еще в советское время прорабатывался вопрос о подъ- еме мощности далеко за пределы 1000 МВт. Я держал в руках технические условия на соз- дание энергоблока 1800 МВт. Но такой блок, с единой турбиной, даже внаше время не сделать быстроходным. С тихоходной технологи- ей такая мощность достижима. На мой взгляд, гигантомания в создании АЭС несколько выдохлась. Проекты, где была заявлена единичная мощность более 1,5 ГВт, реализуются медлен- но, и больше никто не обещает 2-гигаваттный блок. Есть еще один вопрос. Если вы ставите атомный блок большой мощности, то по пра- вилам работы сети для обеспечения устойчивости нужно иметь резерв (тепловых или иных электростанций) около 25% от номинальной мощности атомного блока. Если ставите блок 2000 МВт, надо иметь в резерве 500 МВт мощности тепловой блок или агрегат ГЭС. Кроме того, меняется спрос. Сегодня ряд производств, под которые в свое время создавались генерирующие мощности, не ра- ботает, изменилась структура энергопотребления в городах. У оператора сети возникают трудности с оптимизацией режима выработ- ки. Так, в Европе активное развитие возоб- новляемых источников приводит к значительным колебаниям в сетях. Отсюда возникает проблема маневрирования мощностью, и она в той или иной степени будет решаться, в том числе и энергоблоками АЭС. То есть вопрос о дальнейшем росте единичной мощности блока, потребность в соответствующей тур- бине упирается в ряд ограничений.

Сегодня наиболее эффективные американские и европейские проекты относятся к классу мощности 1100–1300 МВт.

— Одна из тенденций — доведение сроков эксплуатации энергоблоков до столетнего срока. В какой мере это вызов для энерго­ машиностроителей?

— Мы действительно должны научить- ся по-новому ставить задачи по увеличе- нию ресурса турбоагрегатов, стремиться к сверхбольшим срокам эксплуатации. Тема создания оборудования на ресурс в 100 лет была озвучена японцами еще лет 20 назад применительно к паровым блокам. Мы должны говорить опринципиально новых подходах к проектированию и созданию машин — задействовать модульный принцип, позволяющий устаревшую часть заменить на что-то другое, сразу учитывать возможность модер- низации, минимизацию затрат в последую- щие 100 лет. Уверен, в ближайшие годы этот вопрос выйдет на первый план.

— Вы говорите о новых подходах — это на­ шло отражение непосредственно в бизнес- системе компании?

— Конечно. Сейчас происходит вовлечение наших сотрудников в процесс преобразования производства. От рабочего до линейного менеджера и руководителя — все задействованы в совершенствовании и росте, понимая недостатки работы, предлагают улучшения, а компания помогает их внедрять. Иблагодаря реализации этих небольших по масштабу, но огромных по числу изменений мы думаем достичь длительного и серьезного эффекта. Уменя как у руководителя есть четкое понимание, что если все сотрудники нацелены на поиск мероприятий, повышающих нашу эффективность, то компания двигается в вер- ном направлении.

ЭНЕРГИЯ НА ЭКСПОРТ

— Какова сейчас позиция компании на внешних рынках? Что планируется в бли­ жайшей перспективе?

— По сравнению с ситуацией 30-летней давности, мы сейчас, конечно, находимся в принципиально новых условиях, когда нет мощных внешнеторговых организаций, которые бы помогали, и компания должна самостоятельно обеспечивать — и повышать — эффектив ность внешнеэкономической деятельности. Экспорт — проблемная область, которая требует большой активной работы. Она, безусловно, в фокусе и будет переформатирована для восстановления наших позиций. Есть ряд рынков, откуда нам ни в коем слу- чае нельзя уходить, наоборот, надо наращивать там потенциал. К перспективным рынкам относятся в пер- вую очередь страны, где идет масштабное строительство энергообъектов — Африка, Юго-Восточная Азия, Индия, Латинская Америка.

Нельзя забывать и такое направление, как оказание сервисных услуг по обслуживанию имодернизации поставленного оборудования — особенно с учетом наших возможно- стей по новым разработкам.

— За последние годы «Силовые машины» создали ряд совместных предприятий. Ка­кие новые возможности это дало компа­нии?

— В рамках сотрудничества с «Линде» открылись перспективы освоения другой продукции и технологий.

И это только начало, ведь есть еще источники генерации для заводов «Газпрома», что тоже интересно. Со- здание трансформаторного завода совместно с корпорацией «Тошиба» позволило расширить продуктовую линейку. Сотрудничество с фирмой «Сименс» обеспечивает рост ин- теграции при поставке парогазовых уста- новок через совместное предприятие. Создание дочернего предприятия в Бразилии позволило локализовать производство, за- крепив свое присутствие в регионе. Помимо названных проектов, надо сказать и о кооперации.

В апреле 2017-го мы подписали ме- морандум о взаимопонимании с «РОСНАНО», где декларируется заинтересованность сторон в совместном проекте по организации на территории России производства элементов ветроустановок. Возобновляемые источ- ники энергии (ВИЭ) в целом являются одним из тех направлений деятельности, которые мы не должны упускать из виду. Речь идет не только об использовании энергии ветра, но и солнечной энергии, поскольку у холдинга есть компетенции в соответствующих технических сферах. {jcomments on}«Силовые машины» могли бы быть как поставщиками, так и субпоставщи- ками оборудования — такие варианты прорабатываются.

http://www.power-m.ru/press-center/magazine-megawatt/

 

Дополнительная информация

Рейтинг@Mail.ru