2018.04.16. 120 лет заводу «Электросила»

Одно из старейших предприятий Петербурга, легендарная "Электросила", празднует 16 апреля 2018 года 120-летие.

«Электросила» — одно из самых известных предприятий Петербурга. Каждый петербуржец точно знает, где оно расположено, и не мудрено: ведь имя этого завода носит одна из станций Санкт-Петербургского метро, находящаяся по дороге в аэропорт «Пулково».

Впрочем, во времена, когда завод, специализировавшийся на выпуске электрических машин, только переехал за Московскую заставу и начал там осваиваться, тогдашняя столица Российской империи лишь робко мечтала о таком чуде как метрополитен.

Было это в 1911 г., когда предприятию едва исполнилось 13 лет. Его создание стало новым этапом в многолетней и плодотворной деятельности на российской земле двух братьев-немцев — Вернера и Карла Генриха, фамилия которых — Сименс — с середины XIX века прочно связана с развитием мировой электротехники и энергетики.

Вернер фон Сименс впервые ступил на российскую землю в 1852 г. Благодаря основанной им компании, представительство которой в России вскоре возглавил Карл Генрих, ставший для своих российских партнеров Карлом Федоровичем, в Петербурге появились две первых электростанции и первые телеграфные аппараты, а газовое освещение на Невском проспекте, в Зимнем дворце и многих богатых домах Санкт-Петербурга было заменено на электрическое. Не обошли Сименсы вниманием и Москву, оснастив своим оборудованием, в том числе революционными для того времени генераторами переменного тока, электростанцию на Раушской набережной, обеспечивавшую электричеством систему городского уличного освещения и несколько линий первых московских трамваев. Значение для России компании, основанной Сименсами, в полной мере
проявилось на Всероссийской Политехнической выставке 1895 г.: большая часть представленных на ней электротоваров несла на себе клеймо Siemens & Halske.

Так что если быть исторически объективными, то «Электросила» вполне могла бы накинуть к юбилею еще полтора десятка лет. Ведь производство тяговых двигателей и крупных электрических машин шло в производственных корпусах, построенных Сименсами на Васильевском острове, еще с середины 1880‑х.

Именно здесь были изготовлены 12 машин постоянного тока, питавших угольные лампы Зимнего дворца, тяговые двигатели для железнодорожного сообщения, предназначавшиеся для первой русской электрической железной дороги в Нижнем Новгороде, а также динамо-машины мощностью 50‑60 кВт для таких крупных питерских заводов, как Арсенал, Адмиралтейский, Обуховский, Балтийский. Здесь, на Васильевском, на практике постигали азы своей профессии первые российские инженеры-электротехники, технологи, мастера и рабочие — обмотчики, токари, фрезеровщики.

И все же днем рождения российского электромашиностроительного производства принято считать день, когда император Николай II поставил свою подпись под Указом об образовании Акционерного общества русских
электротехнических заводов «Сименс-Гальске». А случилось это 3 апреля 1898 г. по старому стилю.

Сменить немецкое название на звучный русский неологизм заводу предстояло лишь через 24 года. К 1922 г. предприятие, не раз поменявшее собственников, называлось весьма незатейливо: Завод динамо-машин.
Времена и имена

Новое имя, впоследствии ставшее названием и для ближайшей станции метро, предложил дать заводу Леонид Борисович Красин. Одаренный инженер и не менее талантливый управленец, организатор и исполнитель дерзких экспроприаций на благо большевистской партии, один из основоположников советского государства, дипломат, представлявший его на международной арене и первый полномочный торгпред Советской России, Красин, как это ни парадоксально, попал на питерский завод не по призыву революции, а…по распоряжению немецких владельцев компании. Будучи в политической эмиграции, он поступил на работу в берлинский офис Сименса, вскоре стал заместителем директора берлинского филиала, а в 1913 г. — генеральным представителем компании в России.

Первая мировая война, начавшаяся год спустя, больно ударила по питерскому заводу: в цехах трудилось почти 900 человек, общий выпуск электротехнических изделий в пересчете на мощность достиг 100 тыс. кВт, в мастерских завода было установлено около 200 различных станков.

Однако большая часть комплектующих, полуфабрикатов и материалов шла из Германии. Немецкими подданными были многие инженеры и технологи. С началом войны все они покинули Россию, прекратились и немецкие поставки.

Именно Красину, фактически возглавившему предприятие после ухода немецких специалистов, принадлежит немалая заслуга в том, что завод продолжил давать продукцию так нужную армии, флоту и российским предприятиям, работавшим на оборону: в 1916 году в заводском портфеле заказов было 4076 электрических машин и 600 трансформаторов общей мощностью 184 036 кВт.

Помог Красин и спасти завод от разграбления в смутные революционные дни: в конце декабря 1917 г. по его распоряжению предприятие было поставлено на консервацию.

И все же буква «К», отчетливо просматривающаяся в логотипе завода, хранит память не о Леониде Красине, а о другом пламенном революционере — Сергее Кирове, неоднократно посещавшем завод в бытность свою первым секретарем Ленинградского губернского комитета ВКП (б), членом Политбюро ЦК ВКП (б) и Президиума ВЦИК СССР. Имя Сергея Мироновича было присвоено заводу «Электросила» в 1934 г., всего через 17 дней после того как он был убит в Смольном.

Право на славу

К тому моменту «Электросила», ставшая ведущим в СССР предприятием по выпуску электрических машин, имела полное право на такую честь, как присвоение имени одного из главных руководителей партии, пользовавшегося фантастической популярностью в массах питерского пролетариата. За плечами у завода были нелегкие годы возрождения: в тяжелое послереволюционное время в цехах оставалось немногим более трети от довоенного числа рабочих, а выпуск продукции по сравнению с 1914 годом сократился в 25 раз. Но новый временной отсчет в истории был уже не за горами. Он начался в 1920‑х, когда «Электросила» вслед за новым именем получила заказ на изготовление машин для Волховской ГЭС — первой электростанции, возведение которой было начато в соответствии с Государственным планом электрификации России (ГОЭЛРО). Этот проект стал настоящим боевым крещением для российских энергомашиностроителей.

Немногие знают, что питерские заводы, в числе которых была и «Электросила», получили заказ на машины для Волховстроя вовсе не «автоматом», а в результате упорной конкурентной борьбы со шведской компанией ASEA. Даже среди руководителей партии не все верили, что у советских специалистов хватит опыта и навыков для выполнения такого проекта. Но все же решили рискнуть: в итоге четыре генератора были доверены «Электросиле», а четыре — шведской фирме.

Среди тех, кто горячо отстаивал в верхах право «Электросилы» на престижный заказ, был и Адольф Селестинович Шварц, ставший в 1919 г. техническим директором завода. К его слову прислушивались, ведь Шварц на тот момент был в советской России единственным (!) техническим специалистом с опытом работы на электромашиностроительном производстве мирового уровня. Благодаря Шварцу завод смог в сжатые сроки восстановить квалификацию коллектива, создать собственную научно-исследовательскую базу, он обогатился передовыми для своего времени технологиями. В 1924 г. под руководством А. С. Шварца и М. И. Московского были изготовлены турбогенератор мощностью 500 кВт для Гомельской и два мощностью 1500 кВт каждый для Омской ТЭС. Именно Шварц пригласил на «Электросилу» талантливых инженеров, которым предстояло стать основоположниками советской научно-технической школы электромашиностроения: Роберта Андреевича Лютера — для ведения электрических расчетов, Александра Емельяновича Алексеева — в качестве главного конструктора по новым машинам, Михаила Полиевктовича Костенко и Дмитрия Васильевича Ефремова — для исследования электрических машин.

«Испытание Волховстроем» «Электросила», наравне с Ленинградским Металлическим заводом, выдержала с честью. Четыре гидрогенератора, изготовленные на заводе, не имели аналогов: наружный диаметр составлял 10 метров, вес — 250 тонн. Но что самое важное, они продемонстрировали лучшие, чем у шведских машин технико-экономические показатели: больший КПД, меньший нагрев обмотки возбуждения ротора, меньшая масса. Спустя еще несколько лет электросиловские генераторы заработали и на знаменитом ДнепроГЭСе. К 1930 г. в СССР было построено более 30 новых тепловых и гидроэлектростанций, многие из которых дали свой первый ток именно благодаря продукции «Электросилы». К 1 мая 1930 г. на заводе был досрочно сдан новый корпус по производству турбо — и гидрогенераторов (турбокорпус), общей производственной площадью 12 тыс. кв. м. В числе прочих производственных подразделений в новом здании разместилось и созданное незадолго перед тем Общезаводское бюро исследований (ОБИС), ставшее мощным научно-исследовательским подразделением, способным решать сложные и самостоятельные задачи.

Не менее важными, чем достижения в области строительства машин для электростанций, стали в те годы и успехи завода по выпуску тяговых электрических двигателей. Уже в 1920‑е ими были оснащены трамваи в Москве, Ленинграде, Ташкенте, Киеве. Производство крупных электрических машин для промышленности «Электросила» тоже освоила первой в стране. В начале 30‑х были изготовлен электропривод для первого советского блюминга — прокатного стана Златоустовского металлургического завода. К слову, сегодня в России около 50 % всех приводов прокатных станов металлургических комбинатов и заводов оснащены произведенными на «Электросиле» машинами. А всего более трети отечественных предприятий в области металлургии, судостроения, химии, нефтедобычи эксплуатируют электродвигатели с маркой завода.

В общей сложности к началу Великой Отечественной войны завод выпустил 122 турбогенератора, несколько типов гидрогенераторов, в том числе для Рыбинской, Угличской, Земо-Авчальской ГЭС, большое количество электродвигателей и аппаратуры. Мировым рекордсменом стал турбогенератор мощностью 100 тыс. кВт с частотой вращения ротора 3000 оборотов в минуту и косвенным воздушным охлаждением для Сталиногорской (Новомосковской) ТЭС: на тот момент в мире ничего подобного не производили. Кстати, на экспорт продукция «Электросилы» тоже начала идти еще до войны.


Сделано в Ленинграде

На завод, слава о котором гремела по всей стране, охотно шли работать. А открытие на базе завода ФЗУ, а позже Ленинградского электромашиностроительного техникума (ЛЭМСТ) окончательно закрепило за «Электросилой» звание «кузницы кадров». И, как оказалось вскоре, не только для промышлености.

В биографиях 7 героев Советского Союза и нескольких тысяч фронтовиков и ветеранов тыла мы можем встретить это слово: «Электросила». Рабочий, комсорг стрелкового батальона Василий Адысев, выпускник заводского ФЗУ, впоследствии командир танкового взвода Владимир Гальперин, кузнец, а во время войны командир артдивизиона Иван Козлов, разметчик, а позже военный летчик Иван Лакеев, слесарь-лекальщик и тоже военный летчик Алексей Матросов… Молодая журналистка, редактор заводской многотиражки Ольга Берггольц, поэт, обессмертившая в своих строках жителей и защитников блокадного Ленинграда.

До Пулковских высот, где сейчас вырос питерский аэропорт, а осенью 1941 проходил один из важнейших рубежей обороны Ленинграда, было менее 5 километров — час неспешного пешего хода. И в ясную погоду с заводской наблюдательной вышки были видны окопы и слышны крики атакующих. Молниеносно сомкнувшееся вокруг города кольцо блокады не позволило эвакуировать все оборудование, и оставшееся производство временно переехало на завод «Светлана». Но уже в марте 1942 г. работники «Электросилы» вернулись в родные цеха, занесенные снегом и зиявшие простреленными стенами и кровлями. «Два желания неотступно в те дни преследовали нас — утолить голод и как можно скорее оживить заводские цехи», — записал позже в своем дневнике инженер Ф. Ф. Ханченко. Шатавшихся от голода работников завода уже ждал срочный заказ — якоря для электрических машин. Инструменты доставали из‑под снега и щебня, не успевшие уехать в эвакуацию станки спешно распаковывали и ставили на пустые плиты турбокорпуса. Продукцию дали через 3 дня. «Электросила» снова жила! Жила в родном Ленинграде, откуда ее уникальная продукция — быстродействующие автоматы управления с выгравированной надписью «Сделано в Ленинграде в период блокады» — самолетами доставлялись на Большую землю. Жила в далеком Томске, где при участии эвакуированных сотрудников на базе вывезенного оборудования был за несколько осенних месяцев 1941 г. от фундамента до крыши построен Томский электромашиностроительный завод. Жила и в Свердловске, в котором при участии электросиловцев было организовано производство крупных электрических машин на заводе «Уралэлектротяжмаш». Жила «Электросила» и в Баранче Свердловской области. Здесь под руководством Р. А. Лютера и Н. П. Иванова на заводе им. М. И. Калинина разрабатывались новые и усовершенствовались имеющиеся методики расчета машин, позже так и вошедшие в историю советского машиностроения под именем «Баранчинские методики». Из одного завода рождалась семья. Позже, в пору послевоенного развития промышленности к ней присоединились и Псковский электромашиностроительный завод, и Лысьвенский, а также Новосибирский турбогенераторные заводы, в запуске которых самое непосредственное участие приняли специалисты «Электросилы».

Время первых

Послевоенное восстановление страны стало для «Электросилы» шагом к покорению новых высот. Еще находясь в кольце блокады, специалисты завода закладывали базу для послевоенного восстановления энергетики страны: в 1943 г. они изготовили первый в Европе синхронный компенсатор мощностью 2 тыс. кВА с водородным охлаждением, который был необходим для создания турбогенератора большой мощности с принципиально новой системой охлаждения. За время изготовления корпус компенсатора был трижды пробит осколками вражеских снарядов…

К 1948 г. завод достиг довоенного уровня производства и продолжил наращивать мощности. Была значительно увеличена площадь турбокорпуса, в строй вступил новый цех по производству гидрогенераторов. Машины, изготовленные на «Электросиле», получали премии и призы: в 1947 г. первый 100‑тысячный турбогенератор был удостоен Государственной премии, а в 1957 г. — первый советский турбогенератор с форсированным водородным охлаждением обмоток ротора и статора ТВФ-200‑2 получил золотую медаль и «Гран-при» на международной выставке в Брюсселе.

В 1960 г. на заводе изготовили первый промышленный турбогенератор с водородно-водяным охлаждением обмотки статора мощностью 200 тыс. кВт, на основе которого в последующие несколько десятилетий было налажено серийное производство турбогенераторов мощностью 300, 500 и 800 тыс. кВт с частотой вращения 3 тыс. об / мин, которые вскоре пошли и на экспорт. Кстати, помимо отечественных орденов — двух орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, у предприятия есть и «иностранные награды» — орден Красного Знамени Труда Народной Республики Болгарии и орден Труда Корейской Народной Демократической Республики.

Особняком в этом ряду заслуженных «Электросилой» наград стоит Государственная премия, полученная за создание уникального производственно-испытательного комплекса турбогенераторов большой мощности, обеспечивающего максимальное приближение условий стендовых испытаний агрегата к условиям работы на электростанции. Комплекс, проект которого был разработан на основе многолетних исследований одного из старейших инженеров завода Георгия Константиновича Жерве, и сегодня не имеет аналогов в мире. Именно его запуск позволил заводу в 1972 г. выдвинуть лозунг «Сделано на «Электросиле». Сделано на «отлично».

Крупным научно-техническим достижением «Электросилы» в 1960‑1970 гг. стало создание генераторов для Красноярской ГЭС мощностью 500 МВт и для Саяно-Шушенской ГЭС мощностью 640 МВт. Невозможно представить себе без «Электросилы» и развитие советской и мировой атомной энергетики. Над темой создание оборудования для исследований в области атомный реакций и оборудование для атомной энергетики предприятие начало работать уже в 40‑х гг. ХХ века. Сегодня произведенные на «Электросиле» генераторы работают на АЭС в России и многих странах мира.

К концу 1980-х гг. завод обладал самым высоким в отрасли научно-исследовательским потенциалом, высококвалифицированным персоналом и крупнейшими производственными мощностями. Парк генераторного оборудования, изготовленного «Электросилой» для энергосистем страны составлял более 80 % от общей установленной мощности. Одной из побед стал пуск в эксплуатацию на Костромской ГРЭС крупнейшего в мире «быстроходного» турбогенератора мощностью 1200 МВт, который продолжает успешно работать и сегодня. Выживать в непростые 1990‑е даже такому гиганту как «Электросила» оказалось нелегко. Но дисциплина, опыт самофинансирования, прямые связи с заказчиками и поставщиками, а также гибкая переориентация производства позволили заводу сохранить свой основной производственный и человеческий потенциал. В условиях жесткой конкуренции «Электросила» начала осваивать новые виды продукции для внутреннего и внешнего рынков. Так в продуктовую линейку завода вернулось тяговое электрооборудование — новое направление, которое предприятие вновь возродило в середине 1990‑х динамично развивается на «Электросиле» до сих пор.

Вхождением в состав холдинга «Силовые машины» вывело предприятие на новый виток развития. В составе компании «Электросила» стала участницей многих крупных проектов по изготовлению оборудования для российских и зарубежных электростанций.

Сегодня «Электросила» — неотъемлемая часть компании. «Силовые машины» готовят заводу необычный подарок: летом свои двери распахнет музей производственной славы «Электросилы», которому отныне предстоит хранить уникальную историю этого предприятия для будущих поколений.

http://museum.power-m.ru/ehkspozicii/2018/120-let-zavodu-ehlektrosila/

Дополнительная информация

Рейтинг@Mail.ru